Миф о сбалансированной диете

Я тоже привык верить мифу о сбалансированной диете. Будучи автором книг о здоровье и специализируясь на вопросах питания, я не сомневался в том, что, если регулярно есть разнообразные фрукты и овощи, умеренно употреблять мясо, заниматься физическими упражнениями и поддерживать оптимальный вес, тем самым будет сделано все возможное для поддержания хорошего состояния здоровья. Мне казалось, что при правильной диете нет необходимости принимать витаминные пилюли, что это лишь пустая трата денег на питание, которое все равно не оказывает никакого Действия на организм. Именно это говорили мне многие эксперты, к которым я обращался. В возрасте двадцати и тридцати лет я принимал витамины, а затем полностью от них отказался.

В течение некоторого времени такой отказ от витаминов был для меня вполне приемлем, так как здоровье мое казалось сносным. Каждую неделю я пробегал около двадцати миль, редко простужался и, по-моему, отлично выглядел и прекрасно себя чувствовал.

Хотя здоровье казалось мне безупречным, тело таило в себе смертельно опасный сюрприз. После сорока я начал испытывать проблемы с дыханием во время бега. Ничего особенного, просто какой-то шум при дыхании, дающий о себе знать после того, как я пробегал полмили из ежедневных трех. Так как это неудобство проходило после короткой пробежки расслабленной трусцой, я решил, что у меня астма, спровоцированная физическими упражнениями, от сужения бронхов, вызванного перенапряжением. Однако затрудненность дыхания не исчезала, а появлялась каждый раз, когда я начинал свои занятия.

Проблемы с дыханием возникли незадолго до Дня Благодарения, когда мне было сорок два года, и продолжались всю зиму, вплоть до ранней весны. В тот год на Рождество я подхватил грипп, который на две недели уложил меня в постель.

В феврале того же года мне пришлось очень напряженно работать в издательской компании, где я занимался менеджментом одновременно тридцати различных проектов. Масштабы этой работы показались мне ошеломляющими. На мне лежал непомерный груз — проследить путь рукописей, которые путешествовали по всей стране: от внештатных издателей в Пенсильвании к художникам-иллюстраторам в Нью-Джерси, затем на проверку к авторам в Мэн и к составителям указателей в Нью-Йорк, сам же текст перерабатывался в Коннектикуте. Проблемы с дыханием усугубились. Небольшое першение, которое начиналось через четыре минуты бега, переросло в продолжительную боль, наступающую уже через три минуты.

В июне, когда неприятные ощущения в легких достигли предела моего терпения, я обратился к семейному врачу. К тому моменту я стал подозревать, что у меня серьезные проблемы. Объяснить боль, охватывавшую во время бега не только легкие, но и плечевой пояс, я мог только неполадками в работе сердца.

Семейный доктор меня пощупал, потыкал и объявил, что это астма, спровоцированная физическими нагрузками. При этом он сделал комплимент моей хорошей физической форме, подтянутости, тому, что я регулярно совершаю пробежки вот уже двадцать лет и придерживаюсь правильной диеты. Однако учитывая, что мне уже сорок, он послал меня к кардиологу пройти тест на физическую выносливость.

У кардиолога меня подключили к монитору, фиксирующему деятельность сердца, я встал на тренажерный стенд — и полностью провалил тест на физическую нагрузку. Последующие тесты показали, что одна из сердечных артерий была практически полностью заблокирована. Если бы не медицинское вмешательство, то эта артерия, известная как левая венечная, в один прекрасный день могла целиком закупориться и просто убить меня, сразив тяжелым сердечным приступом.

На следующий день после моего сорок третьего дня рождения артерию раскупорили, проведя операцию под названием «ангиопластика». Такая операция осуществляется проведением расширяющего шарикового катетера из бедренной артерии к сердцу и бужирование коронарной артерии. Через три месяца после первой из этих процедур артерия была разблокирована (реокклюдирована), и она открылась, так как ей не оставалось ничего другого.

Так почему же все эти неприятности с сердцем свалились на меня, невзирая на годы физических упражнений, правильного питания, контроль веса и уровня холестерина? Помимо того, что сердечные заболевания в нашей семье - дело наследственное, я твердо убежден: на развитие болезни повлиял тот факт, что я не принимал дополнительные витамины, а именно, витамины-антиоксиданты С, Е и бета-каротин. С помощью упражнений одновременно наращиваются мышцы рук, ног и сердца и продуцируются разрушающие молекулы, известные как свободные радикалы. Эти молекулы, поражая различные участки тела, могут привести к блокировке артерий. Из последних исследований стало ясно, что витамины-антиоксиданты помогают предотвратить урон, наносимый свободными радикалами, и мешают образованию склеротических бляшек, закупоривающих кровеносные сосуды и вызывающих атеросклероз.

Я часто задаюсь вопросом: что было бы, не прекрати я принимать витамины в свои тридцать лет? Повлияло бы это на развитие заболевания, поставившего мою жизнь под угрозу? Но достоверно узнать, как на меня повлияли бы витамины, увы, невозможно. Я знаю только одно с тех пор как я снова начал их принимать, мои артерии в порядке, я перестал страдать от мучительной боли в легких, вызванной недостаточным снабжением сердца кровью из-за закрытой артерии.

Но я также знаю, что, говоря научно, мой опыт не убедит ни одного ученого в полезности витаминной поддержки. Традиционное медицинское заключение будет: мое сердечное заболевание в возрасте сорока трех лет не имеет ничего общего с витаминами. Однако я этому не верю, так как знаю: мне не помог ни один из проверенных методов профилактики сердечных заболеваний.


Источник: http://www.ovitamin.ru/?Itak%2C_nachnem:Ne_delaite_oshibok

Читайте